Культурно-языковая ситуация

Риторика как голос гражданского общества

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Г. Хазагеров

 

Древняя риторика, обучая будущих политиков и общественных деятелей, сделала цивилизованным само общение. К сожалению, сегодня многие думают, что можно быть успешным и жить в неокультуренном коммуникативном пространстве. Это все равно, что разрядиться в пух и прах и гулять по грязным и опасным улицам. Подлинная риторика - это не словесные уловки, позволяющие на белое говорить черное, это искусство говорить убедительно и красиво, искусство делать наше общение комфортным.

Подробнее...

Конец века толп

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

Г. Хазагеров

Российская газета, 13.08.08

 

Анатомия современной толпы. Очерк первый: Телевизор – частная жизнь – толпа.

 

1. Футбол - «да». Вожди – «нет».

В своем «Веке толп» Серж Московичи нарисовал пугающую картину толпы времен великой урбанизации. Опираясь на идеи Лебона и Фрейда, на исторические факты и собственные наблюдения, он изобразил толпу как собрание людей, утративших способность критически мыслить, уверенных в собственной безнаказанности, испытывающих пьянящее чувство единения, граничащее с ощущением бессмертия, и идущих за вождем, воплотившим их коллективную грезу.Вождь, овладевший такой толпой, обладает воистину космическим могуществом: перекраивает карту мира, проводитиндустриализацию и коллективизацию и правит единолично, пока толпа его поддерживает. Личность вождей поневоле обожествляется, а сами вожди начинают верить в безграничную силу пропаганды и управляемость «масс».

В этой картине верно все, кроме ее статичности. «Век толп» - явление недавнее. Это двадцатый век с его тоталитарными режимами. Возникает естественный вопрос: не сменился ли «век толп» чем-то новым? Чтобы ответить, надо вникнуть в анатомию толпы. Некоторые ее параметры, имеющие чисто психологическую природу, не подвержены воздействию времени, другие же, обладающие природой социальной, появляются и исчезают.

Ключом к пониманию вечных свойств толпы в современном языке служит, наверное, слово «фанаты». Фанаты собираются в вопящие толпы, критическое мышление у них блокируется, пьянящее чувство силы вызывает ощущение вседозволенности и легко находит выход в агрессии. Ключом же к пониманию специфики современной толпы служит, видимо, слово «флешмоб». Фанатичная толпа существовала всегда, а вот мобильность, готовность быстро собираться в толпы и быстро рассыпаться – примета нашего времени.

Подробнее...

Кухонный русский

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Сон разума рождает чудовищ. Что рождает сон стиля? Стиль спит. Галдит «тусовка». Что рождает она?

……………………………….

Язык и стиль часто характеризуют именем того локуса, где они сформировались: язык гостиных, язык агоры, язык двора (царского или арбатского). Поговорим о языке кухонь, тех самых многократно воспетых и прославленных «московских кухонь», откуда вышли почти все сегодняшние интеллигентские «тусовки».

Язык кухонь - а это явление не только московское - представляет собой тот интеллигентский дискурс, который возник в шестидесятые годы и родиной которого, действительно, была кухня – место нехитрых пиров и неформальных встреч. Главными признаками этого языка сразу же стали неофициальность и непарадность. Позже этими качествами стали гордиться. Однако неофициальность и непарадность – признаки негативные, лишь сопутствующие другим – позитивным.

Язык Льва Толстого тоже был непарадным и неофициальным, но главную силу этого языка составляла привычка с бескомпромиссной смелостью додумывать всякую мысль до конца. Толстовская традиция, в пределе не только антигосударственная, но и антиинтеллектуальная, готовая порвать с наукой, образованием, обрядами и приличиями, восходит к протопопу Аввакуму и привлекает своей обостренной честностью, а в случае самого Толстого необыкновенной мощью таланта и знанием жизни. Неофициальным и непарадным был и столь далекий от староверческой традиции язык Пушкина - аристократический, изящный, остроумный, балансирующий на грани либертинажа. Толстовская и пушкинская - вот две стихии, диаметрально противоположные друг другу и равно чуждые языку наших кухонь.

Кухня не монашеский скит и не светская гостиная. «Кухонная» мысль не отличалась ни мощью, ни изяществом. Ее положительным качеством была «душевность». Изолированная квартира – островок в коммунальном море – собирала «своих», давала возможность расслабиться, а кухня, с раковиной, мусорным ведром, а зачастую и с братьями нашими меньшими, снимала с общения малейший налет светскости.

Подробнее...