Культурно-языковая ситуация

Ирония ключевых слов

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Ирония ключевых слов.

Два ключевых слова современного интеллектуала – «креативный» и «когнитивный»  – придуманы словно бы нарочно, чтобы мы могли посмеяться над собой. Ведь о креативности заговорили именно тогда, когда творчество стало повсюду заменяться репродуктивными действиями по комбинированию готовыми шаблонами, а когнитивистика тем и славна, что познание сводит к той же комбинации шаблонов, паттернов, фреймов. 

Наши успехи в распознавании образов по их грубым моделям создают у нас иллюзию всеведения и провоцируют желание манипулировать людьми, предъявляя им фишки из наших когнитивно-креативных наборов.  Нет ничего более лестного для человека массового общества. Но нет ничего и более опасного. Мировая культура со всеми ее музеями и библиотеками предстает для такого человека свалкой артефактов, не вызывающей у него  ни уважения, ни даже любопытства. Ближний рисуется удобным объектом для манипуляции, и это относится не только к публицистике, но и к художественному слову.

Вот один из разворотов этой темы…

 

Дефицит любопытства, или Чем дальше в лес, тем меньше дров.

Мы входим в группу риска по отсутствию любопытства…

Отсутствием любопытства объясняются сразу две черты нашего коммуникативного пространства: оскудение языка и неуважение к партнеру по общению.

Язык скудеет, потому что нас не интересуют нюансы – итак все ясно. Внешний мир – это не разные народы со своей сложной жизнью и сложными отношениями, а какие-то карикатурные «они», то ли басурмани, то ли америкосы. Кому интересно, что происходит в мусульманском мире, что в западном мире? Все сливается в примитивную картинку, для которой сложный язык не требуется. Наше собственное этническое многообразие нас тоже не интересует. Это все «черные», из которых в самом лучшем случае выделяются евреи. Сам русский мир тоже не представляется разнообразным, а стягивается до уровня анекдота про «русского». Нет ни севера, ни юга, ни Москвы, ни Петербурга, ни тем более Ростова, Рязани, Тамбова, огромной Сибири и той нет. Нет в жизни ничего сложного, ничего разного, ничего  интересного. Есть только обиды на жизнь и крайне простые рецепты ее исправления. Иногда кажется, что их только два: расстрелять или «пусть нас оккупируют».

Неуважение к собеседнику зиждется на том же. Неважно, что он мне скажет или сказал, неважно, о чем он там думает. Главное – отбрить. «Ну ты там, чё? Вообще что ли? Урод». Возникает парадоксальная ситуация, когда чем дальше в лес, тем меньше дров. Истина не рождается в спорах, а выпаривается из них. Некогда пышно цвел спор славянофилов и западников, сегодня это спор «государственников» и «либералов». Что-то немного у него нюансов.  Зато немало оскорблений.

Но отсутствие любопытства – это не только фабрика  хамства и скудости. Это еще и залог многих неудач, и источник недовольств и неврозов. Мы видим свою проблему, но не желаем видеть поля, в котором лежит ее решение. Мысль снова и снова возвращается к проблеме. И вместо решения рождаются близнецы-братья: оправдание себя и обвинение другого. Ведь что-то конструктивное может найтись только тогда, если его искать, а для этого нужна вера в жизнь, в ее возможности, в ее разнообразие. И совсем мало пользы от мысли о том, что «мы» хорошие, а «они» плохие.    А ведь почти все проблемы от житейских до философских «решаются» именно так.

Стоило бы заняться диверсификацией нашей умственной жизни. Стоило бы оглядеться по сторонам, присмотреться к тому, что дал нам Бог. Глядишь, и опять потянутся к нам слова некогда русского языка, а там – кто знает- может быть, вернется к нам и некогда прославившая нас литература, появятся авторитеты (не в жаргонном, а литературном  смысле этого слова). Впрочем, об авторитетах и властителях дум хочется поговорить особо.